вторник, 28 ноября 2017 г.

На Украине американцы учатся воевать с Россией


Слухи о том, что на Украине вслед за государственным переворотом появились инструкторы НАТО, впервые возникли весной 2014 года. В июне того же года уже называли их количество – 180 человек. К весне 2015 года на Украине находились уже 300 военнослужащих США.
Сейчас на подконтрольной Киеву территории Донбасса постоянно присутствуют натовцы из многих стран – литовцы, поляки, канадцы, англичане и т. д. – всего около тысячи человек. В СБУ целый этаж выделен американцам. Точное количество американского и натовского воинства на Украине держится в секрете. Есть ещё сотни тех, кто находится на линии фронта в составе западных ЧВК или батальонов нацистов, но речь не о них.

Чему вообще могут научить инструкторы, скажем, из Литвы или Канады украинских вояк? Если же предположить, что ВСУ после переворота 2014 года обучались американцами, то результатом стали дебальцевский котёл и все остальные котлы, в которые попадали украинские военные. Скорее всего, военных ВСУ учат лишь обращению с тактическими радиостанциями, неотложной медицинской помощи, управлению дронами и т. п. Для этого вполне сгодятся и литовцы с поляками.
А военные США прибыли на территорию Украины не для того, чтобы чему-то научить, а совсем с другой целью – они приехали учиться сами. Изучают всё, что только можно: какая тяжёлая техника на вооружении у республик Донбасса, какие БПЛА, как организованы боевое взаимодействие, связь, обеспечение военных операций. У них достаточно широкая агентурная сеть на территории Донецкой и Луганской народных республик.
Американцы учатся воевать с Россией. И это считается у американского генералитета бесценным опытом, на который Конгресс США выделяет миллионы долларов. Уже только поэтому американцы заинтересованы в том, чтобы конфликт на востоке Украины длился как можно дольше.
Американское издание Politico цитирует спецпредставителя Госдепартамента США по Украине Курта Волкера о том, что возобновления боевых действий на Донбассе нужно ожидать в течение года. «Я бы сказал, вероятность – не менее 80%... Наиболее вероятный сценарий, что всё продолжится».
Соб. корр. Фонда стратегической культуры