вторник, 12 декабря 2017 г.

Взяли тепленьким


23 ноября в небе над Сирией произошло знаковое событие не только с политической, но и с военной точки зрения. Столкнулись российская и американская концепции создания техники для воздушного боя.

В этот день штурмовик Су-25 ВКС РФ наносил удары по позициям боевиков в районе Меядина. Внезапно в работу нашего самолета вмешался истребитель F-22 ВВС США. «Раптор» опасно маневрировал, выпускал тепловые ловушки. Через некоторое время, как уточнили в российском Минобороны, американский пилот начал выпускать тормозные щитки с постоянным маневрированием, имитируя воздушный бой. В ответ российское командование направило в район противостояния Су-25 и F-22 истребитель Су-35. Его появление для американской стороны оказалось весьма неожиданным. F-22 увеличил скорость и удалился из сирийского воздушного пространства в Ирак.

Официально об инциденте Минобороны России заявило только 9 декабря. Поводом послужило обвинение со стороны Пентагона в том, что наши боевые самолеты опасно сближаются с американскими машинами в небе Сирии. Между тем сообщения о маневрах «Грача» и «Раптора» уже давно появились на нескольких американских и арабских онлай-ресурсах. До 9 декабря эти источники не воспринимались всерьез, но теперь информацию подтвердило Минобороны РФ.

Это вызвало бурю в западных, особенно в американских СМИ. Уважаемый авиационный ресурс The Aviationist выдал большую статью, посвященную разбору произошедшего. Правда, большинство иностранных экспертов и журналистов пошли по пути наименьшего сопротивления. И списали все на очередной фейк от российского Минобороны. Благо, за последнее время наше военное ведомство само давало козыри западным СМИ.

Особенно едких комментариев удостоился факт, что Су-35 смог испугать и отогнать F-22. Все-таки «тридцать пятый» из поколения «4++», а американский «Раптор» – из пятого. И по мнению западных журналистов, F-22 явно превосходит российский истребитель. Но часть аналитиков и экспертов, скрепя сердце, признали, что в сложившейся ситуации Су-35 представлял реальную угрозу «Раптору». Причем специалисты блога The Avionist провели достаточно полное изучение возможностей F-22 и «тридцать пятого», придя к выводу, что Су-35 имел весьма высокие шансы сбить «Раптор». Правда, позже авторы серьезно отредактировали статью, убрав все сравнение двух истребителей и оставив лишь описание инцидента. Что же произошло в небе над сирийским Меядином.

Толчея в сирийском небе

Это не первое столкновение американских и российских боевых самолетов. Летом 2016 года самолеты ВКС РФ, предположительно Су-34, отработали по базе ИГ (запрещенного в России) недалеко от иорданской границы. Объект использовался США и Великобританией для подготовки умеренной оппозиции, и незадолго до нашего рейда там находились порядка 30 спецназовцев ее королевского величества.

Американские истребители F-18 были перенацелены в район столкновения. Сблизившись с российскими самолетами, они дали понять, что наши бомбят не ту цель, после чего Су-34 покинули зону. Столкновение вызвало достаточно бурную реакцию в США. Но Минобороны РФ заявило, что инцидента не было.

Сообщения о воздушных инцидентах между американскими союзниками по антииигиловской коалиции и ВКС РФ появлялись еще несколько раз. В частности, немецкие СМИ опубликовали видео и фотографии того, как самолеты, похожие на Су-35, сопровождали в воздушном пространстве Сирии истребитель-бомбардировщик «Торнадо» люфтваффе, выполнявший разведывательный полет. Спустя некоторое время уже Пентагон выложил видео, снятое F-18: американские палубники сопровождают в сирийском небе российские Су-35.



С чем связана такая активность в противостоянии ВКС РФ с американцами и их союзниками? Ответ прост: ВВС США неоднократно наносили удары по позициям правительственных войск, а летом нынешнего года палубная авиация США даже сбила Су-22 ВВС Сирии. Объяснялось это тем, что он-де бомбил не ИГ, а «умеренных» курдов.


Так что произошедшее 23 ноября вполне вписывается в общую картину. Су-25 работал по заданным целям в районе Меядина. Возможно, удар «Грача» действительно пришелся, по мнению американцев, не на тех, на кого следовало. Но скорее всего американские военные, запутавшись, кто сегодня их союзник, а кто враг, просто не разобрались в ситуации. F-22 начал демонстрировать пилоту Су-25, что тот работает не по тем целям. Но российский пилот проигнорировал американского коллегу и продолжил выполнять поставленную задачу.

В силу уникальной конструкции и летных характеристик дозвуковой низковысотный Су-25 весьма сложная цель для F-22. Будь на месте российской машины самолет ВВС Сирии, «американец» скорее всего сбил бы его. Но с «Грачом» пилоту F-22 пришлось демонстрировать все свои умения, маневрируя на низких скоростях.

В сообщении Минобороны России утверждается, что «Раптор» выпустил тормозные щитки. Однако в конструкции F-22 не предусмотрены такие элементы. Самолет сбрасывает скорость с помощью механизмов крыла и двигателей с изменяемым вектором тяги. Но, видимо, российский пилот видел, что «американец» «распушил крыло», и решил, что «американец» выпустил «тормозные щитки».

Скорее всего как только F-22 начал себя вести агрессивно, командование приняло решение вызвать Су-35.

С ореолом, но не орел

С момента создания F-22 окружен ореолом уникальной, непобедимой машины. «Раптор» создавался для дальнего воздушного боя. Его главное преимущество – возможность поражать цели на большом расстоянии, оставаясь незаметным для РЛС противника. Но F-22 не такой уж и невидимый. Самолет можно легко наблюдать визуально. Но главный его демаркирующий признак – тепловой след. Считается, что основной инфракрасный излучатель на самолетах – работающие двигатели. В частности, именно поэтому конструкторы F-22 забрали сопла в специальные подвижные кожухи. С одной стороны, эти элементы конструкции снижают выделение тепла, а с другой – служат элементами механизма управления векторами тяги.


Однако главный поставщик тепла – фюзеляж, крылья и другие элементы планера самолета. От трения с воздухом они серьезно нагреваются, и спрятать это излучение весьма проблематично. Именно поэтому в России уделяют пристальное внимание развитию оптико-локационных систем. В частности, Су-35 получил уникальную ОЛС-35, которая обнаруживает тепло самолетов на расстоянии 60–70 (по другим данным – до 100) километров. Дальше пилоту достаточно с помощью системы управления направить на цель головку самонаведения ракеты. Главное преимущество ОЛС в том, что она в отличие от РЛС работает в пассивном режиме и ничего не излучает. Поэтому засечь ее невозможно.

Но для того, чтобы подойти к «Раптору» на дистанцию 60–70 километров, где ОЛС начнет эффективно работать, надо преодолеть зону действия РЛС американского истребителя. На борту F-22 стоит очень мощная станция AN/APG-77 с активной фазированной решеткой. Правда, РЛС «Ирбис», установленная на Су-35, по своим характеристикам не очень-то проигрывает американскому радару. Но «тридцать пятый» все-таки не такой радионезаметный, как «Раптор». Поэтому российской машине необходимо прорываться как можно ближе к F-22. И тут на помощь Су-35 приходит уникальная станция радиоэлектронной борьбы «Хибины». Ее возможностей достаточно, чтобы максимально снизить эффективность работы РЛС AN/APG-77. Также Су-35 может предпринять коварный маневр – начать сближаться с F-22 на предельно малой высоте, где от всевидящего ока американской РЛС его скроет рельеф местности.

На расстоянии 60–70 километров на первый план выйдет сверхманевренность российского истребителя и возможности его ОЛС-35. Причем в условиях постановки радиоэлектронных помех F-22 лишится своего главного преимущества и уже не сможет расстреливать противника с большой дальности, оставаясь при этом недосягаемым.


Конечно, современный бой – сочетание многих факторов. Это и самолеты дальнего радиолокационного обнаружения, и зенитно-ракетные системы, наземные и воздушные комплексы радиоэлектронной борьбы, а также автоматизированные системы управления. Первые теоретические работы о возможных преимуществах сочетания ОЛС, РЭБ и сверхманевренности на Западе появились еще в начале 2000-х годов. Именно так австралийские эксперты обосновывали отказ от закупки новых американских F-18, в то время как многие страны этого региона активно закупали сверхманевренные российские Су-30. Правда, тогда такие выводы были поставлены под сомнение. Более того, их назвали «маргинальными». Властвовала концепция истребителей-невидимок с не очень высокими тактико-техническими характеристиками, но мощными РЛС и дальнобойными ракетами, воплощением которой и стал F-35.

Но в начале 2010-х годов оказалось, что оптико-локационные станции и средства радиоэлектронной борьбы – опасное для противника сочетание. В частности, учебные бои между «Еврофайтерами» и F-22 показали, что последние проигрывают тогда, когда европейцы задействуют свою ОЛС IRIS-T. При этом «Еврофайтер» не может похвастаться хорошей маневренностью, за что его даже называют «летающим утюгом», и мощными системами РЭБ. А ВВС США уже с 2015 года активно экспериментируют в направлении использования подвесных прицельных контейнеров в воздушном бою.

«Сухой» подкрался незаметно

Итак, 23 ноября в районе маневрирования Су-25 и F-22 появился Су-35. Насколько его появление было внезапным для ВВС США? Судя по всему, российский истребитель добился полной неожиданности. Как это удалось? Либо летчик задействовал «Хибины» и под их прикрытием проник в район, либо Су-35 шел на предельно малой высоте. В пользу последней версии говорит тот факт, что Су-25 – маловысотная машина. И в Сирии «Грачи» редко поднимаются выше пяти тысяч метров. Исходя из того, что F-22 задействовал механизацию крыла, именно на малой высоте и произошел инцидент.


Ниже пяти тысяч метров и в условиях ближнего боя преимущество полностью перешло на сторону Су-35. При этом американский пилот не мог понять, взял его российский коллега в прицел ОЛС-35 или нет. Возможно, упомянутые в сообщении МО РФ тепловые ловушки, которые отстреливал американский истребитель, были попыткой сбить оптико-локационную станцию со следа. В сложившейся ситуации пилот «Раптора» понял, что полностью проиграл, и предпочел максимально быстро ретироваться.

По сути 23 ноября в боевой ситуации впервые столкнулись две концепции. «Маргинальное» сочетание ОЛС, РЭБ и сверхманевренности против «трендового» комплекта из мощного радара, радиолокационной невидимости и дальнобойных ракет. За явным преимуществом победили «маргиналы», что ставит под сомнение все достигнутое западной авиационной мыслью за последние тридцать лет.
Автор: Павел Иванов