среда, 13 декабря 2017 г.

В состоянии ли PESCO «дополнить» НАТО?


Кому нужен и кому не нужен Европейский оборонный союз
На саммите министров иностранных дел Европейского союза в Брюсселе 11 декабря было принято «Решение об учреждении Постоянного структурированного сотрудничества (Permanent Structured Cooperation, PESCO) и о списке стран-участниц». Европейская комиссия одобрила решение, а также первый пакет планов по совместным проектам в военной сфере как «первые конкретные шаги по пути создания Европейского оборонного союза».

Соглашение о PESCO подписали министры 25 стран. Отказались делать «конкретные шаги на пути создания Европейского оборонного союза» Великобритания, Дания и Мальта.
В Евросоюзе с его расплывчатыми правилами и затянутыми бюрократическими процедурами путь к оборонному союзу в любом случае коротким и прямым быть не может – как бы ни стремилась к этому Германия, а вместе с ней Франция, Италия и Испания (страны-инициаторы решения о PESCO). Разговоры о создании такого союза ведутся с 2010 года. Сейчас в качестве временного горизонта создания оборонного союза принят 2025 год.
Пока любые решения, касающиеся планов создания такого союза, принимаются по итогам долгих и непрозрачных согласований, причём утверждённые решения не обязательно выполняются. Пример тому – отказ восточноевропейских стран принимать беженцев на основании утверждённых Брюсселем квот. В подобных случаях ответ Еврокомиссии сводится обычно к открытию судопроизводства против не подчинившихся, но праздник непослушания не ограничивается миграционным кризисом. К примеру, Европейской комиссией запущены дела в связи с неисполнением Директив о водительских правах, о табачных продуктах, о государственных закупках и концессиях… Всего не перечислишь, и количество новых судопроизводств растёт: если в 2015 г. в суде были открыто 543 дела о несоблюдении сроков выполнения директив ЕС, то в 2016 году – уже 847. И не надо думать, что самые недисциплинированные – это новички из Восточной Европы. Как следует из данных Еврокомиссии, по количеству открытых производств по делам о неисполнении директив ЕС лидируют Германия (!) и Испания.
В тексте решения о PESCO указано, что страны-инициаторы опираются на положения ст. 42, параграфа 2 Договора о Европейском союзе. В статье говорится о поступательной разработке общей оборонной политики, которая должна привести к общей обороне. Там же оговаривается, что общая оборона возможна при условии единогласного решения Европейского совета. Направления этой политики (в том числе предоставление в распоряжение будущего союза национальных военных потенциалов) расписаны в параграфе 3 ст. 42, но этот параграф в «Решении» от 11 декабря не упомянут. Причина очевидна – не все члены ЕС разделяют стремление учредить оборонный союз, единогласия как раз нет. Между тем в июне, перед саммитом европейских лидеров, пресса со ссылкой на дипломатические источники уверяла, что под призывом к более тесной военной интеграции в рамках ЕС подпишутся все страны, включая Великобританию, всегда выступавшую против военного сотрудничества в европейском формате.
Сегодня же оставшиеся за бортом военного сотрудничества в рамках PESCO Великобритания, Дания и Мальта дают понять, что считают Европейский оборонный союз излишним.
Со своей стороны военные стран-участниц PESCO старательно подчёркивают, что новый проект не представляет альтернативу НАТО. Глава Военного комитета НАТО чешский генерал Петер Павел говорит, что нужна «хорошая сыгранность» PESCO с Североатлантическим альянсом. С его слов можно заключить, что PESCO, не покушаясь на компетенцию НАТО в области обороны, займётся теми сферами, в которых у Евросоюза «гораздо более широкая шкала возможностей», его Силы быстрого реагирования будут задействованы «в ситуациях, когда необходимо организовать предоставление гуманитарной помощи, меры по решению проблемы нелегальной миграции или же обеспечение безопасности в условиях террористической атаки». А министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен изрекла: «PESCO будет дополнять НАТО». Она же считает PESCO самым значимым шагом на пути укрепления европейской интеграции и даже говорит о перспективе «создания армии европейцев» (словосочетание «европейская армия» в устах европейских политиков табуировано как покушение на «атлантическую солидарность»).

Известно, что в первом пакете предложений по PESCO содержатся 17 проектов. В СМИ упоминаются: программа создания бронированных автомобилей и роботов-водолазов, проекты улучшения морского патрулирования на юго-востоке Европы, обмена информацией между спецслужбами в киберпространстве. Ведущая роль здесь будет принадлежать Германии и Франции. За Германией закреплены проекты по медико-санитарной службе, логистике, силам быстрого реагирования и созданию центра учебно-тренировочных миссий.
В таком дуализме франко-германского «руководящего ядра» PESCO изначально заложен потенциал противоречий. Две страны предпочитают разные тактики создания союза: Франция хотела бы видеть оборонный союз более сплочённым, пусть и в небольшом составе, тогда как Германия стремится к максимально широкому охвату стран-участниц. Пока возобладала немецкая концепция. Среди 25 стран, присоединившихся к PESCO, значатся не входящие в НАТО Австрия, Финляндия и Швеция. Наблюдатели предполагают, что это может быть формой затягивания в НАТО новых стран.
Жан-Клод Юнкер считает, что пришла пора разбудить военное сотрудничество, предусмотренное Лиссабонским договором, от «непробудного сна». Только разбудить для чего? В самом Евросоюзе определённого мнения на этот счёт нет. По словам Юнкера, Европа «не может и не должна передавать кому-то свою безопасность и оборону». А неназванному кому-то (Соединённым Штатам) достаточно, если Европа обеспечит беспрепятственную транспортировку любых грузов военного назначения – как раз то, что имел в виду командующий войсками США в Европе генерал Бен Ходжес, говоря о «военном Шенгене».
Да и чем существенным могут европейские страны «дополнить» НАТО, если военное присутствие США в Европе и так насчитывает 60 тыс. военнослужащих в 13 гарнизонах пяти стран с запасами тактического ядерного оружия (ТЯО) и 6-м флотом ВМС США в Средиземном море? Допустимые рамки таких «дополнений» Вашингтон установил давно.